Портал Три Секрета
MultPochta
icon Каталог статей » Политика

СНГ — страх перед Москвой
СНГ — страх перед Москвой
Это не будет текст об Украине, хотя с нее все начинается. Российский политолог Федор Лукьянов утверждает, что решившись на агрессивную украинскую политику, Москва вступила в глобальную игру за самую высокую ставку. Аннексировав Крым, она доказала Западу, что окончательно порвала с иллюзией принадлежности к евроатлантической цивилизации и начала вести собственную политику притяжения, которая отнюдь не ограничивается пространством СНГ.

Новый мировой порядок

Целью России стал пересмотр результатов холодной войны. Согласно модной сейчас в Кремле доктрине, Москва вернула себе статус глобального центра силы, и поэтому Запад (который считает себя победителем) должен серьезно воспринимать ее требования и претензии. Какие? Признания постсоветского пространства сферой российских интересов стало уже мало: сейчас Россия хочет принимать участие в формировании мирового уклада. Поэтому при очередной сдаче карт Кремль выкладывает на стол свои интеграционные проекты вроде БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества и, конечно, самых важных: Евразийского экономического союза и ОДКБ.

Россия не скрывает, что она ищет союзников среди сходно мыслящих стран всего мира, а в особенности Европы. Ее предложение на фоне ослабленного кризисом ЕС и изнуренного глобальной гиперактивностью НАТО кажется конкурентоспособным. Оно ставит перед особенно сложным выбором постсоветские республики, в том случае, если они не хотят повторения у себя украинского сценария. Длинные руки Москвы на Украине продемонстрировали всю гамму инструментов давления: от «зеленых человечков», эмбарго, миграционных ограничений и до использования в своих целях русскоязычного населения. Качественное изменение заключается в том, что Кремль отнюдь не ограничивается геополитикой. Идейная миссия Путина — это метафизический Русский мир, восстановление которого дополнит потенциал Москвы русскими территориями и силами. Так что события на Украине — это жесткая (как глобальная, так и региональная) демонстрация имперских амбиций, и уж кто-кто, а столицы стран СНГ прекрасно знакомы с методами старшего брата. Поэтому первую половину 2014 года они провели в лихорадочных попытках защитить свой суверенитет. Это непростая задача, поскольку гибридная война, которую де-факто ведет Россия с евроатлантическим сообществом и управляемый из Москвы украинский хаос довольно жестко подвели черту и под европейскими иллюзиями о конце истории, и под беловежским gentleman’s agreement, распустившим в 1991 году СССР.

Проветривание кабинетов

Российские СМИ торжественно сообщают своим читателям об очередных словах поддержки украинской стратегии, поступающих из столиц стран СНГ. Однако по оценкам Московского центра Карнеги, реальность выглядит совсем иначе. Заявления властей Казахстана, Киргизии, Армении и Белоруссии (ближайших союзников России) — это шедевры словесных уверток, в которых нет однозначной поддержки для Москвы. Там звучат лишь мысли о праве русских на собственный язык и культуру, а Украины — на территориальную целостность. Чего еще можно было ожидать от Астаны и Минска с сильным русским меньшинством или Еревана и Бишкека, находящихся в зависимости от российских ресурсов и пребывающих в состоянии конфликта с более богатыми Азербайджаном и Узбекистаном.

И это еще не все: президенты Казахстана, Армении и Киргизии устроили проветривание в правительственных кабинетах, лишая Россию возможности вмешиваться в свои внутренние дела. Решающим фактором для отставки армянского премьера Саркисяна стали его проевропейские симпатии, так что раздражающему Москву политику пришлось исчезнуть. Второй целью этой отставки было ослабление оппозиции. Это парадоксально, но Саркисяна, который считается негласным приверженцем ЕС, критиковала за некомпетентность демократическая оппозиция, планировавшая устроить весной антиправительственные демонстрации (а они, в свою очередь, могли стать искрой для «майдана»).

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сделал ставку на экономическое усиление государства, назначив на пост главы правительства Карима Масимова, который провел страну через мировой кризис. А в раздираемой клановой и этнической анархией Киргизии появилась новая правящая коалиция, нацеленная на укрепление центральной власти, а, тем самым, суверенитета страны.

Таким образом главные союзники России, каждый по-своему, извлекли уроки из украинского опыта. И на этом все не закончилось, так как на июньском заседании Таможенного союза оказалось, что перечисленные страны (а также Белоруссия) не хотят поддерживать российское предложение ввести эмбарго на украинские и молдавские товары в ответ на подписание Киевом и Кишиневом соглашений об ассоциации с ЕС.

Особое место в последние недели занимает белорусская политика, которая уже давно базируется на разыгрывании разногласий между Россией и Европой. Минск демонстративно не разорвал своих контактов с Киевом, а Лукашенко призвал белорусов заранее приготовиться к значительному росту оплат за российский газ и заявил о приватизации полусотни государственных предприятий, надеясь на участие иностранных инвесторов.

Проветривание оппозиции

Азербайджан, Грузия и Молдавия открыто раскритиковали украинскую авантюру России. Кишинев и Тбилиси ставят на интеграцию с ЕС. А Баку завязывает тесные контакты со своим главным союзником — Стамбулом. В ходе переговоров со своим турецким коллегой президент Алиев демонстративно вернулся к идее создания совместных вооруженных сил. Сложно было послать России более четкий сигнал. Азербайджан, богатеющий в последние годы благодаря экспорту газа, интенсивно вооружается, превращаясь в закавказскую милиарную державу, которая не исключает вооруженного решения конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Другая общая черта постсоветского Кавказа — это усиленная борьба с оппозицией. Ее не избежала даже Грузия, в которой победившая на последних выборах партия «Грузинская мечта» проводит (не всегда демократическими методами) пересмотр периода правления лагеря Михаила Саакашвили. Открыто репрессивную политику ведет в последнее время Баку, что международные наблюдатели связывают с киевским мятежом. Азербайджанские власти не выбирают средств, арестовывая как лидеров политической оппозиции, так и непокорных журналистов: чаще всего по обвинению в шпионаже или коррупции.

Похожий процесс идет в республиках средней Азии: Таджикистане и Узбекистане. Эти страны никогда не отличались демократичностью, но последняя волна политических преследований стала настолько интенсивной, что вызывала обеспокоенность международных правозащитных организаций, которые направили в ООН специальный отчет.

Политическая шизофрения

Что еще могут сделать постсоветские республики, чтобы укрепить свою независимость от Москвы и избежать украинской бациллы? Можно сказать, что с начала агрессии в отношении Украины они ведут борьбу, которая может пошатнуть российскую роль арбитра на постсоветском пространстве. Таджикистан активизировал действия по изменению русифицированных топонимов и фамилий. Узбекистан последовательно ликвидирует русские школы, а также доступ к русской культуре и СМИ. Большую инициативность может позволить себе проявить Молдавия, глава МИД которой публично обвинил Москву в финансировании пророссийских группировок и политиков. Кишинев заблокировал трансляцию российского телевидения.

С другой стороны, политика постсоветских государств производит шизофреническое впечатление. Режимы, находящиеся в орбите влияния Москвы, заинтересованы в российской военной помощи, особенно в подавлении гипотетических «майданов». Предложение России, которое содержится в двусторонних договорах и уставе ОДКБ, — это ключевые гарантии их политического существования. Кроме того Москва выступает одним из основных кредиторов, а трудовая миграция в Россию остается важнейшим столпом национальных экономик.

Более того, Россия до сих пор является гарантом замороженных этнических и граничных конфликтов, оставшихся в наследие от СССР. И она использует каждую подходящую возможность для приведения «братских народов» в чувства.

Когда Казахстан заявил, что полная отмена таможенных барьеров в рамках Евразийского комического пространства выгодна только российской промышленности, Жириновский выступил в СМИ с предложением создать Среднеазиатский федеральный округ со столицей в городе Верный (имперское название казахстанской Алма-Аты). Возможно, Жириновский и клоун, но клоун кремлевский, и он говорит то, что велят ему чиновники российского президента. Казахстан направил в Москву ноту протеста, однако опасения по поводу использования составляющего 25% от населения страны русского меньшинства, растут.

Еще меньше церемонится Москва в отношениях с Кишиневом. Если молдаванам захотелось в ЕС, — пожалуйста. Но тогда миллиону молдавских гастарбайтеров придется быстро вернуться из России домой. Азербайджан хочет силой вернуть под свою юрисдикцию Нагорный Карабах? Тогда ему придется считаться с воздушным щитом, который применит Россия теоретически для защиты своей группировки войск в Армении.

Примеры можно продолжать, перечисляя очередные «братские» республики. Ведь Кремль живет теорией, согласно которой каждое проявление независимости в рамках СНГ — это признак западного заговора. Уже после начала украинской авантюры политологи из Российского института стратегических исследований (кремлевского аналитического центра) сформулировали тезис о намеренном формировании юго-восточной хорды дестабилизации, призванной отвлечь Россию от ее основной стратегии. Иными словами, вместо того, чтобы концентрироваться на украинской проблеме и глобальных темах, Москве придется растрачивать свой потенциал, гася антироссийские пожары в Средней Азии и Закавказье.


Другие наши проекты
Сервис поздравлений 55055
RussianFood
Все Сказки
МультПочта